Горячая линия бесплатной юридической помощи:
Москва и область:
Москва И МО:
+7(499) 110-93-26 (бесплатно)
Санкт-Петербург и область:
СПб и Лен.область:
+7 (812) 317-74-92 (бесплатно)
Регионы (вся Россия):
8 (800) 550-95-86 (бесплатно)
Ответственность за просрочку исполнения обязательств по договору |
Помощь юриста
Назад

Ответственность за просрочку исполнения обязательств по договору

Опубликовано: 17.09.2019
0
1

Штраф и пени за нарушение условий договоров: как сформулировать

Для более полного раскрытия темы рассмотрим вопрос о специфике ответственности на примере 2 видов гражданско-правовых сделок (договоров поставки и оказания услуг).

В статье 523 ГК РФ перечислены случаи, когда сторона (поставщик или покупатель) вправе отказаться от сделки в одностороннем порядке. Например, поставщик вправе отказаться от сделки, если покупателем неоднократно нарушались сроки оплаты товара либо несколько раз не производилась выборка продукции. В случае расторжения договора поставки по данным основаниям поставщик вправе требовать от покупателя компенсации разницы между ценой товара, определенной в договоре, и разумной ценой (но меньшей), по которой поставщик был вынужден продать имеющийся у него товар иному лицу ввиду допущенных покупателем нарушений (статья 524 ГК РФ).

Если же сделка с новым покупателем не была совершена в отношении непроданного товара, поставщик может требовать от покупателя разницу между ценой договора и текущей ценой на данный товар. При этом выплата указанной компенсации не освобождает покупателя от возмещения иных убытков или неустойки.

Еще один специальный (предполагающий несколько альтернативных вариантов) способ возмещения убытков предусмотрен статьями 723 и 783 ГК РФ в случае ненадлежащего оказания услуг исполнителем. В такой ситуации заказчик может по своему выбору требовать:

  1. Устранения недостатков за счет исполнителя в разумный срок.
  2. Уменьшения договорной цены исходя из фактического объема оказанных услуг.
  3. Возмещения своих расходов на устранение недостатков, если такое право заказчика предусмотрено договором.

При этом исполнитель может повторно оказать такую же услугу заказчику вместо устранения недостатков при условии компенсации просрочки оказания услуги. В случае отказа исполнителя от устранения недостатков заказчик вправе отказаться от договора и требовать компенсации убытков в общем порядке (подробнее данная тема раскрыта в соответствующей статье).

Рвет договор

Подводя итог, остается отметить, что отдельными видами договоров, перечисленных в ГК РФ, могут быть предусмотрены дополнительные или альтернативные варианты ответственности сторон за неисполнение условий конкретной сделки помимо мер, определенных нормами части 1 ГК РФ. Это наглядно демонстрируется в примерах, касающихся договоров оказания услуг и поставки.

{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} «{q}{q}{q}{q}{q}{q}»

{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}

{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}

{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}.

{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}.

{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}.

{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}.

{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}.

{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}. {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}-{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}. {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}. {q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}.

{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}. {q}{q}. 309, 310 {q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}, {q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} — {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}. {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}.

{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}. {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}. {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}. {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}. {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} ({q}{q}{q}{q}-{q}{q}{q}{q}{q}).

{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}. 397 {q}{q} {q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}.

{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}. 398 {q}{q} {q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}-{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}. {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}. {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q} {q}{q}{q}, {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}.

{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}.

{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} ({q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}. {q}.) {q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}. {q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}.

{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}. 395 {q}{q} {q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}. {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}, {q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}. {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}.

{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}.

{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}, {q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}. 2 {q}{q}. 317 {q}{q} {q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} ({q}{q}{q}, «{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}» {q} {q}{q}.). {q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}. {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}.

{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} 5 {q}{q}{q}{q}{q}{q} 4 {q}{q}{q} {q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}.

{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} 1 {q}{q}{q}{q} 2016 {q}. {q}. 5 {q}{q}. 4 {q}{q}{q} {q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} 02.03.2016 {q}. {q} 47-{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}.

{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}. {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q} {q}. 5 {q}. 1 {q}{q}. 129 {q}{q}{q} {q}{q} {q} 1 {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} 2016 {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}.

{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}.

{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}. 1 {q}{q}. 393 {q}{q} {q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}.

{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}. 15 {q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}. {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}. 2 {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} ({q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}), {q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} ({q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}).

{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}. 3 {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}.

{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q} {q} {q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}. {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}, {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q} {q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}{q} {q}{q}{q}{q}{q}{q}{q}.

Понятие неустойки

Неустойкой (штрафом, пеней) является определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства (п. 1 ст. 330 ГК РФ).

Неустойка имеет двойственную природу, являясь одновременно как мерой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, так и способом обеспечения обязательств (определение Конституционного Суда РФ N 11-о от 10.01.2002 г., определение Конституционного Суда РФ N 263-о от 21.12.2000 г.). Обеспечительное действие неустойки заключается в том, что необходимость ее уплаты побуждает должника к надлежащему исполнению обязательства. После того как обязательство нарушено, неустойка утрачивает свой обеспечительный характер.

Сфера применения неустойки

Неустойка обеспечивает обязательство между должником и кредитором, т.е. гражданско-правовое обязательство независимо от того, на основании чего оно возникает – из договора, вследствие причинения вреда или иных оснований, указанных в ГК РФ (п. 1 ст. 307, п. 1 ст. 329, п. 1 ст. 330 ГК РФ). Поэтому не могут рассматриваться как неустойка различного рода штрафы, устанавливаемые в качестве санкции за неисполнение обязанностей, вытекающих из правоотношений, которые не являются гражданско-правовыми, налоговых и других финансовых или административных отношений (п. 3 ст. 2 ГК РФ). Так, правила о неустойке не могут автоматически применяться к санкциям за просрочку в выплате заработной платы, предусмотренным в трудовом договоре или законодательстве (ст. 236 Трудового кодекса РФ). Такая же ситуация и с пени, содержащимися в налоговом законодательстве, – к ним гражданско-правовой режим неустойки не применим.

Не применимы положения ст. 395 ГК РФ как ответственности за нарушение обязательств при неисполнении или несвоевременном исполнении решения суда о взыскании с государства в лице соответствующего органа (например, в лице Управления социальной защиты населения) за счет средств федерального бюджета денежных средств в возмещение вреда здоровью (в том числе по правоотношениям в рамках Закона РФ “О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС”): в соответствии с ч. 1 ст. 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.

Частью 3 ст. 2 ГК РФ предусмотрено, что к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.

Согласно п. 1 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 08.10.1998 г. N 13/14 “О практике применения положений ГК РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами”, положения ст. 395 ГК РФ не применяются к отношениям сторон, если они не связаны с использованием денег в качестве средства платежа, средства погашения денежного долга.

Данная норма предусматривает ответственность за нарушение денежного обязательства гражданско-правового характера и определяет последствия неисполнения или просрочки исполнения денежного обязательства, в силу которого на должника возлагается обязанность уплатить деньги, вернуть долг.

В силу ч. 2 ст. 307 ГК РФ обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в данном Кодексе.

Правоотношения по выплате сумм в возмещение вреда здоровью на основании Закона РФ “О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС” не носят гражданско-правовой характер и возникли не в силу договорных отношений.

Кроме того, предусмотренные ст. 395 ГК РФ проценты подлежат взысканию лишь при наличии полного состава правонарушения, закрепленного в этой статье. Во-первых, необходимо неправомерное неисполнение денежного обязательства. Во-вторых, требуется, чтобы должник пользовался чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания.

Однако в правоотношении по возмещению вреда в рамках Закона РФ “О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС” отсутствует сам факт пользования чужими денежными средствами. Кроме того, в соответствии со ст. 5 указанного закона возмещение вреда и меры социальной поддержки граждан являются расходными обязательствами РФ и финансируются соответственно за счет средств федерального бюджета в пределах объемов, предусмотренных на эти цели в федеральном бюджете на очередной финансовый год.

Таким образом, применение положений ст. 395 ГК РФ к правоотношениям, возникшим между государством и гражданином, нельзя признать правомерным, так как в данном случае задолженность по выплате сумм возмещения вреда здоровью является расходным обязательством государства и не может быть признана денежными средствами его органа как юридического лица, финансируемого из федерального бюджета (определения Верховного Суда РФ N 78-В10-41 от 21.01.2011 г., N 78-В11-24 от 19.08.2011 г., N 78-В10-42 от 21.01.2011 г.).

Виды неустойки

Термин “неустойка” использован в Гражданском кодексе как родовое понятие.

В зависимости от способа начисления неустойки различают штраф и пени. Штраф обычно определяется в твердой денежной сумме и начисляется однократно. Пеня применяется при просрочке исполнения обязательства и начисляется непрерывно за каждый день просрочки в течение определенного времени или всего периода просрочки. Обычно она устанавливается в процентах по отношению к сумме обязательства.

И штраф, и пеня могут исчисляться в твердой (например, штраф в размере 5000 руб.) или пропорциональной сумме (например, пеня в размере 0,1% суммы просроченной задолженности).

В зависимости от основания установления неустойки различают договорную и законную неустойку. Законной (нормативной) является неустойка, размер и основания уплаты которой определены федеральным законом (ст. 332 ГК РФ).

Пример законной неустойки: ст. 23 Закона РФ “О защите прав потребителей” – за просрочку исполнения требований потребителя, связанных с некачественными товарами, ст. 115 СК – за просрочку уплаты алиментов.

Стороны своим соглашением не вправе исключить применение законной неустойки или снизить ее размер. Кредитор вправе требовать уплаты неустойки, определенной законом (законной неустойки), независимо от того, предусмотрена ли обязанность ее уплаты соглашением сторон (п. 1 ст. 332 ГК). Размер законной неустойки может быть увеличен соглашением сторон, если закон этого не запрещает (п. 2 ст. 332 ГК). Поэтому включение в текст договора условия об освобождении какой-либо стороны, а равно всех сторон от уплаты неустойки, указанной в законе или ином правовом акте, в том числе и об уменьшении такой неустойки, является ничтожным.

Притязание на законную неустойку кредитор осуществляет по своему усмотрению (п. 1 ст. 9 ГК). Он может отказаться от осуществления этого притязания (п. 2 ст. 9 ГК), равно как и от самого притязания (путем прощения долга по уплате неустойки – ст. 415 ГК).

Применение законной неустойки в предписанном размере зависит от того, в какой правовой норме она содержится – диспозитивной или императивной. Если неустойка предусмотрена императивной нормой, то кредитор вправе требовать ее уплаты лишь в размере, указанном в законе. Примером законной неустойки, установленной в императивной норме, является правило п. 1 ст. 23 Закона о защите прав потребителей, согласно которому за просрочку выполнения требований покупателя с продавца за каждый день просрочки взыскивается неустойка (пеня) в размере 1% цены товара. Когда же положение о законной неустойке содержится в диспозитивной норме, неустойка применяется в указанном в законе размере только в случае, если стороны своим соглашением не предусмотрели иной ее размер. Примером законной неустойки, установленной в диспозитивной норме, служит правило п. 5 ст. 28 Закона о защите прав потребителей, согласно которому за нарушение исполнителем сроков выполнения работ с него взыскивается неустойка (пеня) в размере 3% цены выполненных работ, если более высокий размер неустойки не установлен договором.

Договорная неустойка – неустойка, которая устанавливается исключительно по усмотрению сторон. Размер такой неустойки, порядок исчисления, условия применения и срок уплаты также определяются по соглашению сторон. В зависимости от соотношения уплачиваемой неустойки и взыскиваемых убытков различают зачетную, штрафную, исключительную и альтернативную неустойку.

При исключительной неустойке допускается взыскание только неустойки, но не убытков.

Исключительная неустойка в виде штрафов применяется в транспортных уставах и кодексах. При штрафной неустойке убытки возмещаются в полном объеме наряду с неустойкой (например, ст. 622 ГК, ст. 13 Закона о защите прав потребителей).

Альтернативная неустойка предполагает вариант выбора. Кредитор может взыскать либо неустойку, либо только одни убытки. Данный вид неустойки предусматривается сторонами, как правило, в самом тексте договора. В зависимости от вида неисправности должника различают неустойку за неисполнение обязательства и неустойку за его ненадлежащее исполнение.

Предлагаем ознакомиться:  Вступление в наследство после смерти по завещанию процедура, сроки, перечень документы, стоимость и размер госпошлины

Соглашение о неустойке

Соглашение о неустойке представляет собой договор, направленный на установление обязанности должника к уплате неустойки. Такое соглашение может быть заключено как до, так и после совершения сделки, порождающей основное обязательство. Существенными условиями соглашения являются размер неустойки (при установлении пени согласовывается также периодичность ее начисления), указание на основное обязательство.

Соглашение о неустойке может быть включено в текст основного договора, или же оформлено отдельным соглашением (договором). В силу абз. 1 ст. 331 ГК РФ соглашение о неустойке должно совершаться в простой письменной форме независимо от формы сделки, порождающей основное обязательство. Стороны могут удостоверить соглашение о неустойке в нотариальном порядке (подп. 2 п. 2 ст. 163 ГК).

Если соглашение о неустойке заключено в устной форме, то оно является ничтожным (п. 2 ст. 162, ст. 168, абз. 2 ст. 331 ГК).

Соглашение о неустойке носит акцессорный характер и следует судьбе основного обязательства (п. 3 ст. 329 ГК). Признание недействительным или расторжение договора, обязательство по которому было обеспечено неустойкой, влечет прекращение соглашения о неустойке. Истечение срока исковой давности по основному обязательству прекращает срок давности и по требованию о взыскании неустойки (ст. 207).

Основания для применения неустойки

Право требовать уплаты неустойки возникает при неисполнении или ненадлежащем исполнении обеспеченного неустойкой обязательства.

Уплата неустойки исключается, если должник не несет ответственности за нарушение обязательства (ст. 401 ГК).

По общему правилу гражданско-правовая ответственность наступает при одновременном наличии следующих условий:

а) противоправность поведения должника (может быть в двух формах – противоправное действие и противоправное бездействие.

Противоправное действие – такое действие, которое прямо запрещено законом (правовым актом), или противоречит закону (иному правовому акту), или противоречит также договору, а равно односторонней сделке или обязательству.

Противоправное бездействие может стать противоправным только тогда, когда на лицо может быть возложена правовая обязанность действовать соответствующим образом в определенной ситуации. Такая же обязанность может вытекать из условий заключенного договора (например, поставщик, не поставил в срок товар покупателю). Эта же обязанность (действовать) может также прямо вытекать из закона. Например, нашедший утраченную вещь (находка) обязан возвратить потерянную вещь лицу, потерявшему ее, или собственнику вещи (ст. 227 ГК РФ);

б) наличие отрицательных последствий в имущественной сфере кредитора (убытков);

в) причинная связь между противоправным поведением должника и убытками;

г) вина должника.

Обстоятельства, освобождающие от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств

Непреодолимая сила – чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства (п. 3 ст. 401 ГК РФ). Законодатель не дает характеристики понятия непреодолимой силы. В теории и практике таких отраслей права, как уголовное и гражданское, к обстоятельствам непреодолимой силы относятся как природные явления (ураганы, наводнения, землетрясения, штормы, снежные заносы и т.д.), так и общественные явления (войны, забастовки, моратории Правительства и т.п.). Однако для того, чтобы обстоятельство считалось действительно препятствующим исполнению обязательства, оно должно обладать всегда двумя признаками: чрезвычайности и непреодолимости.

Невозможность исполнения обязательства – когда невозможность исполнения такого обязательства имеет место в результате издания акта государственного органа.

Обычно взыскание неустойки производится при наличии двух условий:

1) нарушение обязательства в результате противоправных действий (бездействия) должника;

2) наличие вины должника в нарушении обязательства.

Если в том или ином случае ответственность наступает независимо от вины, то для взыскания неустойки достаточно лишь противоправного действия (бездействия) должника. Если должник не исполняет обязательство или исполняет его ненадлежащим образом, но его действия правомерны, то взыскание неустойки не производится. Так, в соответствии с п. 2 ст. 328 ГК РФ в случае непредоставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения обязательства либо наличия обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства либо отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков. Если обусловленное договором исполнение обязательства произведено не в полном объеме, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства или отказаться от исполнения в части, соответствующей непредоставленному исполнению.

В этом случае не может быть взыскана неустойка со стороны, которая приостановила исполнение обязательства либо отказалась от исполнения обязательства (более того, она (эта сторона) может привлечь к ответственности другую сторону).

При обращении в суд с требованием о взыскании неустойки кредитор должен доказать неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства должником, которое согласно закону или соглашению сторон влечет возникновение обязанности должника уплатить кредитору соответствующую денежную сумму в качестве неустойки (пункт 1 статьи 330 ГК РФ). Соразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства предполагается (п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 г. N 81).

Уменьшение неустойки (статья 333 ГК РФ)

Исходя из принципа осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (статья 1 ГК РФ), неустойка может быть снижена судом на основании статьи 333 Кодекса только при наличии доказательств явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, в частности, если возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки, при изменении процентных ставок по кредитам или рыночных цен на определенные виды товаров в соответствующий период, при колебаниях валютных курсов и т.д.

Доводы ответчика о невозможности исполнения обязательства вследствие тяжелого финансового положения; о неисполнении обязательств контрагентами; о наличии задолженности перед другими кредиторами; о наложении ареста на денежные средства или иное имущество ответчика; о непоступлении денежных средств из бюджета; о добровольном погашении долга полностью или в части на день рассмотрения спора; о выполнении ответчиком социально значимых функций; о наличии у должника обязанности по уплате процентов за пользование денежными средствами (например, процентов по договору займа) сами по себе не могут служить основанием для снижения неустойки на основании статьи 333 ГК РФ (Постановление Пленума ВАС РФ N 81 от 22.12.2011 г. “О некоторых вопросах применения статьи 333 ГК РФ”).

Заявление ответчика о явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства само по себе не может расцениваться как согласие ответчика с наличием долга перед истцом либо фактом нарушения обязательства.

Если кредитором заявлены требования о взыскании неустойки, установленной договором в виде сочетания штрафа и пеней за одно нарушение, а должник просит снизить ее размер на основании статьи 333 ГК РФ, суд рассматривает вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств, исходя из общей суммы штрафа и пеней.

Суд вправе уменьшить как договорную, так и законную неустойку, но уменьшена может быть лишь “подлежащая уплате”, т.е. еще не уплаченная неустойка. Закон защищает интересы должника только в случае судебного взыскания неустойки. Если неустойка списана с банковского счета должника в безакцептном порядке в пользу кредитора (п. 2 ст. 847, п. 2 ст. 854 ГК), то ст. 333 не применяется. Однако это не исключает использования общих способов защиты гражданских прав, в частности восстановления положения, существовавшего до нарушения права (абз. 3 ст. 12 ГК), т.е. права должника на списанную денежную сумму, в том числе и с использованием механизма, определенного ст. 1102 ГК РФ.

Основания для снижения размера неустойки:

1. Механизм снижения неустойки противодействует неосновательному обогащению одной из сторон за счет разорения другой.

2. Это правило соответствует гражданско-правовым принципам равенства и баланса интересов сторон.

3. Возможность снижения неустойки приводит применение данной меры ответственности в соответствие с общеправовым принципом соответствия между тяжестью правонарушения и суровостью наказания.

4. Возможность снижения неустойки отвечает ее компенсационной природе как меры ответственности.

5. Возможность снижения неустойки направлена на защиту слабой стороны договора, которая в силу особой заинтересованности в заключении договора, монополистического положения контрагента на рынке, отсутствия времени или других причин не имеет возможности оспорить включение в договор завышенных санкций.

Критерии несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства:

а) чрезмерно высокий процент неустойки;

б) незначительная сумма убытков, понесенных кредитором вследствие нарушения обеспеченного неустойкой обязательства;

в) непродолжительность периода просрочки, за которую начислены пеня и особенно штраф;

г) определенное соотношение размера неустойки с суммой задолженности, от величины которой исчисляется неустойка.

Особое внимание следует обратить на применение ст. 333 ГК РФ к правоотношениям, регулируемым Законом РФ “О защите прав потребителей”.

Согласно преамбуле закона он регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг).

В соответствии с п.п. 1 – 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 г. N 17 “О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей”, указанным законом (в части, не урегулированной специальным законом) регулируются правоотношения с участием гражданина-потребителя по договорам участия в долевом строительстве, договорам страхования, как личного, так и имущественного, договорам банковского вклада, договорам перевозки, договорам энергоснабжения.

В указанном Постановлении (п. 34) особо обращено внимание на то, что применение статьи 333 ГК РФ по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым.

Суд должен обязательно указать, в чем заключается несоразмерность последствиям нарушения обязательства. Как установлено в ст. 2 ГПК РФ, задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов РФ, субъектов РФ, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых и иных правоотношений. Невосстановление в процессе рассмотрения гражданского дела гарантированных законом прав одной стороны в связи с возможной угрозой в дальнейшем неправомерного поведения другой стороны противоречит основным задачам и принципам гражданского судопроизводства (Определение ВС РФ N 18-КГ12-33 от 07.08.2012 г.).

Следует учитывать, что в денежных обязательствах, возникших из гражданско-правовых договоров, предусматривающих обязанность должника произвести оплату товаров (работ, услуг) либо уплатить полученные на условиях возврата денежные средства, на просроченную уплатой сумму могут быть начислены проценты на основании статьи 395 ГК РФ. Неустойка за одно и то же нарушение денежного обязательства может быть взыскана одновременно с процентами, установленными данной нормой, только в том случае, если неустойка носит штрафной характер и подлежит взысканию помимо убытков, понесенных при неисполнении денежного обязательства.

Мотивы, которые приведены в судебных решениях для снижения неустойки (при снижении неустойки судами принимаются во внимание):

– срок нарушения обязательства;

– стоимость товаров, работ, услуг;

– размер задолженности (по сумме основного долга и по сумме процентов – по кредитным договорам и договорам займа);

– правовой принцип возмещения имущественного ущерба, согласно которому не допускается применение мер карательного характера за нарушение договорных обязательств;

– наличие негативных последствий для истца;

– соразмерность суммы неустойки тяжести нарушения обязательства;

– общеправовые принципы разумности, справедливости и соразмерности;

– невыполнение ответчиком в добровольном порядке требований истца о надлежащем исполнении договора;

– значительное превышение суммы неустойки суммы убытков, вызванных нарушением обязательства;

– чрезмерно большой срок, в течение которого экспертным учреждением проводилась экспертиза.

В отношении ст. 333 ГК РФ правовая позиция изложена в определениях Конституционного Суда РФ от 16.12.2010 г. N 1636-о-о, от 26.05.2011 г. N 683-о-о, от 29.09.2011 г. N 1075-о-о, от 25.01.2012 г. N 185-о-о.

Применение ответственности за неисполнение денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ)

Правовое регулирование: ст. 395 ГК РФ, Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 13/14 от 08.10.1998 г. “О практике применения положений Гражданского кодекса РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами”, п.п. 50, 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 6/8 от 01.07.1996 г. “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ”.

Проценты начисляются до момента фактического исполнения денежного обязательства, определяемого исходя из условий о порядке платежей, форме расчетов и положений статьи 316 ГК РФ о месте исполнения денежного обязательства, если иное не установлено законом либо соглашением сторон (п. 2 Постановления Пленума N 13/14, п. 51 Постановления N 6/8).

В соответствии с п. 51 Постановления N 6/8 проценты подлежат уплате за весь период пользования чужими средствами по день фактической уплаты этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не определен более короткий срок. Если на момент вынесения решения денежное обязательство не было исполнено должником, в решении суда о взыскании с должника процентов за пользование чужими денежными средствами должны содержаться сведения о денежной сумме, на которую начислены проценты; дате, начиная с которой производится начисление процентов; размере процентов, исходя из учетной ставки банковского процента соответственно на день предъявления иска или на день вынесения решения; указание на то, что проценты подлежат начислению по день фактической уплаты кредитором денежных средств. В случаях, когда денежное обязательство исполнено должником до вынесения решения, в решении суда указываются подлежащие взысканию с должника проценты за пользование чужими денежными средствами.

Пунктом 3 ст. 395 ГК РФ установлено, что проценты за пользование чужими денежными средствами взимаются по день уплаты суммы этих средств кредитору, что само по себе не означает, что при взыскании денежных средств в судебном порядке в связи с нарушением ответчиком обязательства суд может применить ответственность за ненадлежащее исполнение денежного обязательства в виде процентов за пользование чужими денежными средствами на будущее. Поскольку в ст. 395 ГК РФ речь идет об ответственности за неисполнение денежного обязательства, суд может определить эту ответственность на момент вынесения решения, в том числе и с применением положений ст. 333 ГК РФ. Неисполнение же должником денежного обязательства, в том числе и судебного решения, может служить основанием к обращению кредитора в суд с иском о применении ответственности по ст. 395 ГК РФ.

Порядок применения ст. 333 ГК РФ к положениям ст. 395 ГК РФ

В ходе изучения судебных постановлений, принятых как мировыми судьями, так и районными судами, установлено, что при применении ст. 333 ГК РФ к положениям ст. 395 ГК РФ суды уменьшают сумму рассчитанных на день принятия судебных постановлений процентов за пользование чужими денежными средствами.

Вместе с тем пунктом 7 Постановления Пленума N 13/14 определено, что если определенный в соответствии со статьей 395 Кодекса размер (ставка) процентов, уплачиваемых при неисполнении или просрочке исполнения денежного обязательства, явно несоразмерен последствиям просрочки исполнения денежного обязательства, суд, учитывая компенсационную природу процентов, применительно к статье 333 Кодекса вправе уменьшить ставку процентов, взыскиваемых в связи с просрочкой исполнения денежного обязательства. При решении вопроса о возможности снижения применяемой ставки процентов суду следует учитывать изменения размера ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации в период просрочки, а также иные обстоятельства, влияющие на размер процентных ставок.

Обобщение судебной практики показало, что ст. 333 ГК РФ применяется судами области по двум вариантам.

Первый вариант: При разрешении вопроса о соразмерности ответственности за незаконное пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ) и применении ст. 333 ГК РФ суду следует учитывать изменение ставки рефинансирования Центрального банка РФ в период просрочки, а также иные обстоятельства, влияющие на размер процентных ставок, и производить уменьшение именно ставки процентов, производя расчет по ст. 395 ГК РФ без ограничения этой суммы.

В отношении неустойки, установленной договором, положения ст. 333 ГК РФ следует применять к рассчитанной сумме, а не к процентной ставке.

Второй вариант: Поскольку ст. 333 ГК РФ не установлено, что суд вправе уменьшить только процентную ставку, а ст. 395 ГК РФ определен механизм расчета процентов за пользование чужими денежными средствами, суд при явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства вправе уменьшить суммы рассчитанных на день принятия решения процентов за пользование чужими денежными средствами, не разрешая вопрос об уменьшении процентной ставки (такая позиция изложена в 98% судебных постановлений, поступивших для обобщения судебной практики).

Проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ, носят зачетный характер по отношению к возмещению убытков. Убытки подлежат возмещению лишь тогда, когда они превышают сумму процентов, и только в части, превышающей эту сумму.

Начисление неустойки на неустойку

Если за нарушение какого-либо обязательства установлена неустойка, то обязанность ее уплаты в случае его нарушения не может быть обеспечена еще одной неустойкой, поскольку в данном случае возникает “двойная ответственность” – “ответственность за ответственность”, что противоречит общим нормам об установлении одного вида ответственности за допущенное нарушение.

Неустойка и ст. 319 ГК РФ

Статьей 319 ГК РФ определено, что сумма произведенного платежа, не достаточная для исполнения денежного обязательства полностью, при отсутствии иного соглашения погашает прежде всего издержки кредитора по получению исполнения, затем – проценты, а в оставшейся части – основную сумму долга.

Обобщение практики показало, что споры, связанные с применением ст. 319 ГК РФ, имели место при рассмотрении дел по кредитным правоотношениям.

Практика рассмотрения споров, связанных с размером задолженности и возражений должников в части несоответствия закону условия кредитного договора об очередности погашения требований по денежному обязательству при недостаточности суммы произведенного платежа (ст. 319 ГК РФ), противоречива. Анализ дел, представленных для обобщения судебной практики, выявил наличие разных правовых позиций по применению положений ст. 319 ГК РФ.

Предметом спора или возражений заемщиков при взыскании суммы долга по кредитному договору являлся пункт кредитного договора, согласно которому при недостаточности денежных средств для оплаты обязательств клиент банка направляет денежные средства в погашение начисленной неустойки и штрафа вперед погашения процентов по договору и суммы основного долга по кредиту.

При удовлетворении требований заемщиков о признании вышеуказанного условия кредитного договора незаконным или признании возражений должников в части применения ст. 319 ГК РФ обоснованными суды исходили из того, что данная норма не регулирует отношения, связанные с привлечением должника к ответственности за нарушение обязательства (глава 25 ГК РФ), а определяет порядок исполнения денежного обязательства, которое должник принял на себя при заключении договора.

Предлагаем ознакомиться:  Договор материальной ответственности водителя за автомобиль

Соглашением сторон может быть изменен порядок погашения только тех требований, которые названы в статье 319 ГК РФ.

Согласно п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 13/14 от 08.10.1998 г. “О практике применения положений Гражданского кодекса РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами”, при применении норм об очередности погашения требований по денежному обязательству при недостаточности суммы произведенного платежа (ст. 319 ГК РФ) судам следует исходить из того, что под процентами, погашаемыми ранее основной суммы долга, понимаются проценты за пользование денежными средствами, подлежащие уплате по денежному обязательству, в частности, проценты за пользование суммой займа, кредита, аванса, предоплаты и т.д. Проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства, погашаются после суммы основного долга.

Соглашение, предусматривающее, что при исполнении должником денежного обязательства не в полном объеме требования об уплате неустойки, процентов, предусмотренных статьей 395 Кодекса, или иные связанные с нарушением обязательства требования погашаются ранее требований, названных в статье 319 Кодекса, противоречит смыслу данной статьи и является ничтожным (статья 168 ГК РФ).

В соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 166 ГК РФ требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом.

Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе. Буквальный смысл приведенной выше нормы состоит в том, что суд вправе, но не обязан применять последствия ничтожности сделки, в том числе в виде реституции. Применение последствий недействительности сделки является субъективным правом, принадлежащим лицам, права и законные интересы которых защищаются путем реализации этого права. Участники гражданских правоотношений свободны в осуществлении своих прав, поэтому по общему правилу (в силу принципа диспозитивности) суд не должен иметь права применять последствия ничтожной сделки по собственной инициативе (при отсутствии соответствующего иска заинтересованного лица).

Ответы на вопросы

1. Можно ли снижать неустойку в соответствии со ст. 333 ГК РФ{q}

Суд вправе на основании ст. 333 ГК РФ разрешить вопрос об уменьшении как договорной, так и законной неустойки.

2. Отвечают ли поручители по долгам должника в случае его смерти при наличии наследственного имущества{q} И в случае, если стоимость наследственного имущества меньше размера долга{q}

Согласно пункту 2 статьи 367 ГК РФ поручитель наследодателя становится поручителем наследника лишь в случае, если поручителем было дано согласие отвечать за неисполнение обязательств наследниками. При этом исходя из пункта 1 статьи 367 и пункта 1 статьи 416 ГК РФ поручительство прекращается в той части, в которой прекращается обеспеченное им обязательство, и поручитель несет ответственность по долгам наследодателя перед кредитором в пределах стоимости наследственного имущества (п. 62 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 9 от 29.05.2012 г. “О судебной практике по делам о наследовании”).

При определении размера ответственности поручителей в случае смерти наследодателя следует учитывать также разъяснения, изложенные в п. 61 вышеуказанного Постановления Пленума, а именно, что стоимость перешедшего к наследникам имущества, пределами которой ограничена их ответственность по долгам наследодателя, определяется его рыночной стоимостью на время открытия наследства вне зависимости от ее последующего изменения ко времени рассмотрения дела судом.

Поскольку смерть должника не влечет прекращения обязательств по заключенному им договору, наследник, принявший наследство, становится должником и несет обязанности по их исполнению со дня открытия наследства (например, в случае, если наследодателем был заключен кредитный договор, обязанности по возврату денежной суммы, полученной наследодателем, и уплате процентов на нее). Проценты, подлежащие уплате в соответствии со статьей 395 ГК РФ, взимаются за неисполнение денежного обязательства наследодателем по день открытия наследства, а после открытия наследства за неисполнение денежного обязательства наследником, по смыслу пункта 1 статьи 401 ГК РФ, – по истечении времени, необходимого для принятия наследства (приобретения выморочного имущества). Размер задолженности, подлежащей взысканию с наследника, определяется на время вынесения решения суда.

Вместе с тем, установив факт злоупотребления правом, например, в случае намеренного без уважительных причин длительного непредъявления кредитором, осведомленным о смерти наследодателя, требований об исполнении обязательств, вытекающих из заключенного им кредитного договора, к наследникам, которым не было известно о его заключении, суд, согласно пункту 2 статьи 10 ГК РФ, отказывает кредитору во взыскании указанных выше процентов за весь период со дня открытия наследства, поскольку наследники не должны отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны кредитора.

При разрешении споров, связанных с исполнением договоров поручительства, необходимо учитывать, что, исходя из пункта 2 статьи 363 Кодекса, обязательство поручителя перед кредитором состоит в том, что он должен нести ответственность за должника в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства.

Учитывая дополнительный характер обязательства поручителя, кредитор вправе требовать взыскания с поручителя процентов в связи с просрочкой исполнения обеспечиваемого денежного обязательства на основании статьи 395 Кодекса до фактического погашения долга. При этом проценты начисляются в том же порядке и размере, в каком они подлежали возмещению должником по основному обязательству, если иное не установлено договором поручительства.

В соответствии с пунктом 1 статьи 365 Кодекса поручитель, исполнивший обязательство, вправе требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную им кредитору, и возмещения иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника. В этом случае проценты на основании статьи 395 Кодекса начисляются на всю выплаченную поручителем за должника сумму, включая убытки, неустойки, уплаченные кредитору проценты и так далее, за исключением предусмотренных договором поручительства сумм санкций, уплаченных поручителем в связи с собственной просрочкой.

Поскольку после удовлетворения поручителем требования кредитора основное обязательство считается полностью или частично исполненным, поручитель не вправе требовать от должника уплаты процентов, определенных условиями обеспечиваемого обязательства с момента погашения требования кредитора (п.п. 17, 18 Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ по ст. 395 ГК РФ).

3. Имеет ли право суд применить ст.ст. 333 и 404 ГК РФ по своей инициативе без ходатайства ответчика{q}

В отношении ст. 333 ГК РФ: Буквальный смысл положений ст. 333 ГК РФ состоит в том, что суд вправе, но не обязан уменьшать неустойку в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства. Участники гражданских правоотношений свободны в осуществлении своих прав, поэтому по общему правилу (в силу принципа диспозитивности) суд вправе разрешить вопрос об уменьшении размера неустойки только при наличии заявления стороны в споре и при представлении ею доказательств, подтверждающих наличие оснований для применения положений ст. 333 ГК РФ (такую позицию сейчас занимает арбитражный суд, наша практика идет по пути того, что суд вправе сам по собственной инициативе разрешить вопрос о применении ст. 333 ГК РФ).

В отношении ст. 404 ГК РФ: (п. 1. Если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон, суд соответственно уменьшает размер ответственности должника. Суд также вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению. 2. Правила пункта 1 настоящей статьи соответственно применяются и в случаях, когда должник в силу закона или договора несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств независимо от своей вины).

Поскольку факт неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, имевшего место по вине обеих сторон или вине кредитора (в форме умысла или неосторожности), подлежит доказыванию в процессе судебного разбирательства, и учитывая принцип диспозитивности, суд может разрешить вопрос об уменьшении ответственности должника только при наличии соответствующего заявления с его стороны.

Решений, связанных с применением ст. 404 ГК РФ, для проведения обобщения судебной практики не поступило.

4. В случае смешанного договора как определяется ответственность за его неисполнение полностью или в части{q}

Статьей 421 ГК РФ предусмотрена свобода договора. Согласно п. 3 данной статьи стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

5. Если имеются противоречия в применении ответственности, предусмотренной законом и договором, чем должен руководствоваться суд: договором или законом{q}

В соответствии со ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения (п. 1).

Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров (п. 2).

Таким образом, если имеются противоречия в применении ответственности, предусмотренной законом и договором, по правилам ст. 422 ГК РФ действует закон, за исключением случаев, установленных п. 2 данной нормы.

6. Могут ли служить основанием для применения ст. 333 ГК РФ такие обстоятельства, как трудное материальное положение должника (физическое лицо), низкая заработная плата, отсутствие работы, наличие иждивенцев{q}

Поскольку императивной нормы, устанавливающей перечень оснований для уменьшения неустойки, в законе не содержится, указанные обстоятельства могут служить основанием для применения ст. 333 ГК РФ.

7. При рассмотрении исков кредитных организаций к физическим лицам о взыскании задолженности по кредитному договору в полном объеме возможно ли выйти за пределы иска, в соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК РФ, и принять решение о прекращении (расторжении) кредитного договора (в целях прекращения взыскания процентов на будущее время){q}

Нет, таких полномочий у суда не имеется.

Нормы закона (ГК РФ), регулирующие правоотношения по договору займа и кредита, такого права суду не предоставляют.

8. Подлежит ли взысканию неустойка за неоплату стоимости квартиры в установленный договором срок по договору о долевом участии в строительстве, если дольщиком оплата была произведена позже установленного срока; по цене, действующей в момент оплаты, то есть в повышенном размере; взыскание неустойки договором не предусмотрено, при подписании договора приема-передачи квартиры претензий по оплате не было{q}

В соответствии с п. 6 ст. 5 ФЗ от 30.12.2004 г. N 214-ФЗ “Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ”, в случае нарушения установленного договором срока внесения платежа участник долевого строительства уплачивает застройщику неустойку (пени) в размере одной трехсотой ставки рефинансирования Центрального банка РФ, действующей на день исполнения обязательства, от суммы просроченного платежа за каждый день просрочки.

9. Подлежит ли взысканию с покупателя неустойка, размер которой установлен договором о продаже товара в кредит с условием о рассрочке платежа, в случае нарушения покупателем сроков платежей по договору, в силу положений п. 3 ст. 489 ГК РФ{q}

В денежных обязательствах, возникших из договоров, в частности, предусматривающих обязанность должника произвести оплату товаров, работ или услуг либо уплатить полученные на условиях возврата денежные средства, на просроченную уплатой сумму подлежат начислению проценты на основании статьи 395 Кодекса со дня, когда по договору передача товара должна была быть произведена, до дня передачи товара покупателю или возврата ему предварительно уплаченной им суммы. Договором может быть предусмотрена обязанность покупателя уплачивать проценты на сумму, соответствующую цене товара, начиная со дня передачи товара продавцом (пункт 4 статьи 488 Кодекса). Указанные проценты, начисляемые (если иное не установлено договором) до дня, когда оплата товара была произведена, являются платой за коммерческий кредит (статья 823 Кодекса).

Пример: ИП Я-ва обратилась в суд с иском к Б. о взыскании задолженности по договору продажи товара в кредит в сумме 71 875 руб., процентов в сумме 4 308,76 руб., пени за просрочку исполнения денежного обязательства в сумме 69 550,72 руб., процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением Ардатовского районного суда Нижегородской области от 17.01.2012 г. во взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами отказано, поскольку в силу п. 3 ст. 500 ГК РФ к договорам розничной купли-продажи товаров в кредит, в том числе с условием оплаты покупателем товаров в рассрочку, не подлежат применению правила, предусмотренные абз. 1 п. 4 ст. 488 ГК РФ (о выплате процентов по ст. 395 ГК РФ).

10. Ряд банков в договорах потребительного кредитования, в том числе по кредитным картам, предусматривают штрафы за просрочку уплаты ежемесячного платежа в виде фиксированных сумм (например, 500 руб. за каждый платеж) наряду с пенями за просрочку возврата кредита и уплаты процентов. Возникает вопрос, имеют ли место в данном случае два разных вида договорной ответственности за разные нарушения либо двойная ответственность за одно и то же нарушение, учитывая, что состав правонарушения идентичен. В последнем случае, вероятно, необходимо применять один из видов ответственности, поскольку штраф и пени в рассматриваемой ситуации выступают разновидностями договорной неустойки (ст. 330 ГК РФ).

В данном случае имеют место два разных вида договорной ответственности, которые могут быть применены судом к должнику, нарушившему обязательство. Однако при определении размера этой ответственности суд вправе, определив общую сумму денежных средств, подлежащих выплате в качестве штрафа и пени, решить вопрос о снижении размера ответственности в рамках ст. 333 ГК РФ.

11. В связи с разъяснениями, данными Верховным Судом РФ в постановлении Пленума от 28.06.2012 г. N 17 “О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей”, согласно которым потребительское законодательство применяется к страховым спорам с участием граждан-потребителей, возникает вопрос, подлежит ли взысканию в пользу потребителя штраф за неудовлетворение в добровольном порядке его законных требований к страховщику о выплате страхового возмещения{q}

Поскольку на правоотношения по договорам страхования с участием граждан распространяется действие Закона РФ “О защите прав потребителей” в части общих норм, в том числе положений ст. 13 Закона РФ “О защите прав потребителей”, в случае незаконного отказа страховщика в выплате потребителю страхового возмещения суд обязан взыскать со страховщика штраф в порядке и размерах, определенных указанной нормой закона.

Судья Нижегородского областного суда

Т.Ю. Вавилычева

Что такое ненадлежащее исполнение и чем оно отличается от неисполнения{q}

Понятие обязательства указано в ст. 307 ГК РФ. Это соглашение между двумя или несколькими участниками, в силу которого один из них должен совершить в пользу другого различные действия, либо наоборот, не совершать их. Характер действий (бездействия) зависит от предмета соглашения. Например, по договору купли-продажи, продавец должен передать товар покупателю, а по договору оказания услуг, исполнитель должен оказать услуги заказчику.

Гражданское законодательство предполагает, что стороны должны добросовестно выполнять обязательства, четко следовать условиям договоров, выполнять все предусмотренные соглашением требования.  Это следует из положений ст. 307 ГК РФ.

За неисполнение обязательств по договору, кредитор имеет право требования с должника исполнения в натуре, по суду (ст. 308.3 ГК РФ). Наличие такого права вытекает из принципа недопустимости недобросовестного поведения в договорных отношениях. Если по каким-то причинам исполнение в натуре невозможно, то кредитор имеет право получить денежную компенсацию.

Любое обязательство, которое взяла на себя сторона сделки, должно быть исполнено согласно требованиям закона, либо соглашения, в силу требований ст. 309 ГК РФ. Возможны ситуации, когда сторона контракта частично выполняет взятые на себя обязательства, однако допускает частичное неисполнение обязательств по договору. Такое поведение можно охарактеризовать, как частичное, либо ненадлежащее исполнение условий сделки.

Как мы указали выше, невыполнение условий сделки, либо частичное игнорирование требований договора, влечет убытки для пострадавшей стороны. По общему правилу, возможно взыскание убытков в полном объеме. В состав убытков входят два элемента, что предусмотрено ст. 15 ГК РФ. Это прямой ущерб и упущенная выгода.

Прямой ущерб

Под прямым ущербом следует понимать расходы, понесенные пострадавшей стороной в связи с неисполнением обязательств по договору контрагентом.

Приведем все тот же пример со строительством дома. Подрядчик не соблюдает сроки, соответственно заказчик не может принять объект вовремя. Это лишает его возможности начать пользоваться постройкой своевременно, в соответствии с достигнутыми по соглашению договоренностями. В результате, он несет убытки, например, тратит на аренду иного жилья.

Zakoved.ru

Еще один пример – договор аренды, согласно которому арендатор должен осуществлять текущий ремонт переданного ему недвижимого имущества. В результате неисполнения такой обязанности, недвижимость теряет свои свойства, требует значительного вложения средств со стороны арендодателя (собственника объекта). Соответственно, такие затраты признаются убытками.

Упущенная выгода

Такие убытки – это не возможные расходы стороны сделки, чьи права нарушаются неисполнением договора, а потерянные доходы. Их кредитор имел бы возможность получить, если должник выполнил все условия  договоренностей.

Пример расчета приведен в п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7. Указывается, что в случае, когда по договору подряда, согласно которому подрядчик был обязан отремонтировать магазин заказчика, но не сделал этого вовремя, заказчик понес убытки. Их размер может быть определен путем анализа прибыли заказчика за определенный период.

Неустойка

Помимо указанных выше и поименованных в ст. 15 ГК РФ убытков, закон предусматривает и иные виды ответственности. Одним из них является неустойка. О данном виде ответственности законодатель упоминает в ст. 330 ГК РФ. Так, неустойкой признается денежная сумма, которая должна быть выплачена кредитору от должника, если обязательства исполнены не так, как указано в договоре, либо не исполнены вовсе.

Соотношение убытков и неустойки законодатель приводит в ст. 394 ГК РФ. Согласно данной норме, если договором или законом предусмотрена выплата неустойки, убытки возмещаются в части, которая не покрывается неустойкой. Это общее правило.

Есть вопрос{q} Ответим по телефону! Звонок бесплатный!

Предлагаем ознакомиться:  Отсрочка по кредиту - порядок получения кредитной паузы в банке

Москва: 7 (499) 938-49-02

Петербург: 7 (812) 467-39-58

Бесплатный звонок по России:8 (800) 350-23-69, доб. 453

  1. Возможно взыскание исключительно неустойки, но не убытков.
  2. Возможно взыскание убытков и неустойки одновременно.
  3. Когда кредитор сам решает что взыскивать – убытки либо неустойку.

Согласно статье 307 ГК РФ, обязательством признается необходимость одного участника сделки совершить в пользу другого определенные действия (передать вещи, оказать услуги и т. д.) либо, напротив, не совершать их. При этом ввиду положений статьи 308 ГК РФ обязательство предполагает одновременное участие в нем 2 сторон: должника и кредитора.

В том случае, если каждая из сторон является одновременно и должником, и кредитором, речь идет о двустороннем обязательстве. Так, согласно статье 779 ГК РФ, при заключении договора об оказании услуг исполнитель принимает на себя обязательство такие услуги оказать, а заказчик, в свою очередь, обязуется эти услуги оплатить.

Статья 307 ГК РФ обязывает стороны при исполнении обязательства действовать добросовестно, то есть оказывать друг другу взаимное содействие и предоставлять необходимую информацию в целях соблюдения взаимных прав и интересов друг друга, а также достижения цели заключенной сделки. Если же должник (в двустороннем обязательстве ими являются обе стороны) не исполняет принятые обязательства, то кредитор в силу предписаний статьи 308.3 ГК РФ получает право требовать его исполнения в натуре, если иное специально не предусмотрено в отношении конкретного вида сделок.

При невозможности такого исполнения кредитор вправе требовать от должника выплату денежной суммы, соразмерной стоимости ему причитающегося. При этом помимо собственно исполнения по сделке должник может быть дополнительно привлечен к ответственности за свою недобросовестность, что вытекает из содержания пункта 2 статьи 308.3 ГК РФ.

Неисполнение обязательств по договору или их выполнение не в полном соответствии с условиями сделки предполагает причинение кредитору убытков. Согласно статье 15 ГК РФ, пострадавшее лицо вправе требовать полного возмещения убытков с виновного, если их размер специально не ограничен законом или соглашением между сторонами.

При этом нормами все той же статьи 15 ГК РФ убытками признаются:

  1. Прямой ущерб.
  2. Упущенная выгода.

Прямой ущерб

Прямыми убытками считаются расходы, которые кредитор уже произвел по вине должника либо должен будет произвести впоследствии для восстановления своих нарушенных прав. Так, в силу требований статьи 616 ГК РФ арендатор обязан содержать арендованную вещь в исправном состоянии и производить при необходимости ее текущий ремонт.

Упущенная выгода

Под косвенными убытками (упущенной выгодой) понимаются не понесенные расходы, а доходы, которые кредитор должен был получить, если бы должник исполнил принятые на себя обязанности добросовестно. В связи с невозможностью точно определить величину упущенной выгоды (расчеты носят заведомо вероятностный характер) пункт 5 статьи 393 ГК РФ указывает, что суду в таких ситуациях надлежит не отклонять предъявленные исковые требования ввиду сомнения в их достоверности, а принять меры для определения их справедливого и разумного размера. При этом суд должен учитывать фактически принятые для получения дохода меры и сделанные с этой целью приготовления.

В пункте 3 постановления Пленума ВС РФ «О применении…» от 24.03.2016 № 7 приводится пример, касающийся подсчета упущенной выгоды. Подрядчик из-за своей недобросовестности своевременно не выполнил ремонтные работы магазина, тем самым создав препятствия для его нормальной коммерческой деятельности. Упущенная выгода заказчика в таком случае может рассчитываться исходя из величины его прибыли за аналогичный период до нарушения ответчиком условий договора.

Привлечение к ответственности в юридической практике означает наступление для виновного лица неблагоприятных последствий. При этом следует разграничить последствия, которые наступают ввиду применения к должнику мер принудительного исполнения обязательства, и собственно ответственность за неисполнение.

Так, например, статья 396 ГК РФ указывает, что возмещение убытков (выплата неустойки за ненадлежащее исполнение) не освобождает должника от совершения предусмотренных договором обязанностей (например, по передаче вещи). Аналогичный подход предусмотрен и статьей 395 ГК РФ в отношении денежных обязательств, которая указывает, что выплата процентов за просрочку долга не освобождает от уплаты самого долга.

Убытки и неустойка

Договорная и законная неустойка

Порядок исчисления неустойки обычно сразу фиксируется в договоре, хотя нужно помнить, что за несоблюдение обязательств в конкретных сферах правоотношений специальными нормами права могут быть регламентированы и определенные размеры неустойки.

Примеры ситуаций, когда ее размер закреплен на законодательном уровне, следующие:

  • Несоблюдение продавцом сроков исполнения требований потребителя (п. 1 ст. 23 закона РФ «О защите прав потребителей» от 07.02.1992 № 2300-I, далее — ЗоЗПП), передачи предоплаченного товара (п. 2 ст. 23 ЗоЗПП), исполнения работы (п. 5 ст. 28 ЗоЗПП), исполнения отдельных требований потребителя (п. 3 ст. 31 ЗоЗПП) и т. д. Более подробно этот вопрос раскрыт в другой нашей статье — Неустойка по закону о защите прав потребителей.
  • Просрочка платежа по векселю (ст. 3 закона «О простом и переводном векселе» от 11.03.1997 № 48-ФЗ, подп. 4 п. 48 положения «О простом и переводном векселе», утв. постановлением ЦИК СССР от 07.08.1937 № 104/1341).
  • Несоблюдение страховщиком срока возврата страховой премии страхователю (п. 4 ст. 16.1 закона «Об обязательном страховании …» от 25.04.2002 № 40-ФЗ).
  • Несоблюдение определенных договором участия в долевом строительстве сроков осуществления платежей его участником (п. 6 ст. 5 закона «Об участии в долевом строительстве…» от 30.12.2004 № 214-ФЗ) и т. д. 

Последствия просрочки кредитора

Под просрочкой должника понимается невыполнение им своих обязанностей, предусмотренных контрактом, в определенный срок или по требованию кредитора, когда срок исполнения не установлен. Ст. 405 Гражданского кодекса предусматривает наступление следующих последствий:

  • возложение на должника ответственности за убытки, возникшие у кредитора;
  • возложение на должника ответственности за случайно наступившие последствия;
  • возможность отказа кредитора от принятия исполнения и взыскания убытков. 

Данные последствия не применяются в случае, когда просрочка кредитора делает невозможным исполнение должником своих обязанностей. 

Под просрочкой кредитора понимается:

  • отказ кредитора от исполненного по договору (п. 1 ст. 406 Гражданского кодекса);
  • несовершение кредитором действий, которые необходимы для исполнения должником своих обязанностей (п. 1 ст. 406 Гражданского кодекса);
  • отказ выдать расписку в получении исполнения или вернуть долговой документ (п. 2 ст. 408 Гражданского кодекса). 

Последствиями такой просрочки будут:

  • возмещение должнику причиненных убытков;
  • отсутствие у должника обязанности уплатить проценты по денежному обязательству за период просрочки. 

Ответственность за неисполнение обязательств по договору возможна только за виновные действия. При этом, следует отметить, что вина признается доказанной изначально, то есть предполагается (ст. 401 ГК РФ). Должник должен доказывать, что нарушение условий соглашения произошло не по его вине, и если доказать этого он не сможет, то будет нести предусмотренную законом ответственность.

Если должник допустил нарушения в ходе осуществления им предпринимательской деятельности, то он может быть освобожден от ответственности, если сможет доказать, что нарушение допущено ввиду каких-либо обстоятельств, которые он не мог преодолеть (это могут быть войны, форс-мажорные обстоятельства, катаклизмы, и т.д.). В п. 3 ст. 401 ГК РФ прямо указано, что не являются такими обстоятельствами отсутствие денег на исполнение договора или нехватка товаров на рынке сбыта.

Минимальные и максимальные размеры неустойки

ВАЖНО! Если размер неустойки регламентирован на законодательном уровне, то в силу п. 2 ст. 332 ГК РФ его нельзя снизить по заранее заключенному соглашению сторон, но может он быть повышен, если такое повышение не запрещено законодателем (п. 61 ППВС № 7). 

Таким образом, закон позволяет сторонам в некоторых ситуациях установить неустойку в ином размере по сравнению с регламентированным законом. Однако в любом случае ее итоговый размер должен вписаться в установленные законом пределы.

С учетом этого рассмотрим для примера следующие основные ситуации:

  • Размер неустойки строго регламентирован законом. Например, согласно п. 9 ст. 13 закона «Об энергосбережении…» от 23.11.2009 № 261-ФЗ неустойка за просрочку ответственной организацией исполнения обязательства по установке, замене, эксплуатации приборов учета составляет 1/300 ставки рефинансирования ЦБ РФ, актуальной на дату исполнения обязательства. При этом максимальная сумма неустойки ограничена стоимостью выполнения работ по договору.
  • Минимальный размер законной неустойки может быть изменен договором. Например, минимальный размер неустойки за просрочку сроков исполнения работы согласно п. 5 ст. 28 ЗоЗПП составляет 3% от цены работ по договору, однако закон позволяет установить по соглашению сторон и более высокий ее размер. Верхний предел суммы неустойки, допустимый к взысканию, равен цене отдельного вида исполнения работы.
  • Максимальный размер неустойки ограничен договором. Например, стороны условились о том, что ее максимальная сумма не может превышать 10% от суммы долга. В данной ситуации будет иметь значение только соотношение суммы задолженности и размера неустойки. Продолжительность же нарушения роли не играет (например, постановление ФАС Западно-Сибирского окр. от 28.10.2013 по делу № А75-7720/2012). 

О взыскании неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами

Ст. 394 предусматривает, что при ненадлежащем исполнении договора виновная сторона обязана выплатить потерпевшей стороне неустойку, т. е. установленную контрактом или законом сумму. При этом кредитор не обязан доказывать факт наличия убытков и их размер (ст. 330 Гражданского кодекса). В зависимости от соотношения возможности требовать погашения неустойки и компенсации убытков выделяют:

  • зачетную неустойку, когда кредитор имеет право на взыскание убытков в сумме, непокрытой неустойкой;
  • альтернативную, когда кредитору дается право выбрать, что он будет взыскивать — убытки или неустойку;
  • штрафную (в этом случае кредитор может взыскать убытки в полном объеме сверх неустойки);
  • исключительную, когда взиманию подлежит только неустойка. 

Тот или иной вид неустойки определяется законом и/или контрактом.

Неустойка может быть в форме пени (процентов, например, от стоимости недопоставленного товара, начисляемых за каждый день просрочки) или штрафа в фиксированной сумме.

Предусматривая в соглашении высокую неустойку, стоит помнить о возможности ее уменьшения по правилам ст. 333 Гражданского кодекса. Указанная статья неприменима к штрафным процентам за просрочку возврата беспроцентного займа (см. определение Верховного суда РФ от 29.03.2016 № 83-КГ16-2). 

В случае, когда сторонами установлена договорная неустойка, проценты по общему правилу не взимаются (п. 4 ст. 395 Гражданского кодекса). Такое правило применяется к правоотношениям, возникшим после 01.06.2015 (п. 83 постановления Пленума Верховного суда РФ от 24.03.2016 № 7).

С 01.08.2016 проценты подлежат расчету исходя из ключевой ставки, устанавливаемой Центробанком. Такое изменение было внесено п. 5 ст. 1 закона «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса…» от 03.07.2016 № 315-ФЗ.

Вот основные моменты, которые следует знать для привлечения контрагента к ответственности за нарушение его обязанностей, вытекающих из заключенного контракта. Оценив ситуацию и проанализировав каждый из видов, можно выбрать оптимальный.

Если денежное обязательство не было исполнено так, как этого требовало соглашение, должник может понести ответственность по ст. 395 ГК РФ за пользование чужими деньгами.

Ответственность возникает в следующих случаях:

  1. Удержание денег контрагента, являющееся неправомерным.
  2. Не возврат взятых денежных средств по договорам займа, иным сделкам.
  3. Просрочка оплаты.
  4. Неосновательное получение средств от иных лиц.

Проценты подлежат начислению на всю сумму средств, которая должна была вернуться кредитору. Размер процентов приравнивается к ключевой ставке ЦБ РФ (если в договоре не указано иное). Поскольку ставка может меняться, то необходимо это учитывать при расчетах, и каждый период действия конкретного размера ставки рассчитывать по разному.

Проценты начисляются вплоть до исполнения обязательства, если иное не указано в соглашении сторон.

Таким образом, основные виды ответственности – это убытки и неустойка. Однако могут быть предусмотрены и иные последствия неисполнения обязательств, характерные для определенных видов договоров. Примерами таких последствий являются договоры поставки и оказания услуг.

П. 4 ст. 395 ГК РФ регламентировано, что если в соглашении сторон или нормах права не закреплено иное, то при наличии в договоре условия о неустойке проценты не взыскиваются.

Если законом или соглашением сторон регламентирована неустойка за несоблюдение денежного обязательства, то положения п. 1 ст. 395 ГК РФ неприменимы. В этой ситуации взыскивается предусмотренная неустойка, а не названные проценты (п. 42 ППВС № 7).

Суды, установив несоответствие выбранного стороной спора способа защиты права целям его восстановления, могут по своей инициативе переквалифицировать требование о взыскании процентов по ст. 395 ГК РФ в требование о взыскании неустойки (если условие о ней имеется в спорном договоре). Например, постановление 17-го ААС от 07.12.2016 по делу № А50-15233/2016.

Это же относится к ситуациям, когда неустойка не предусмотрена соглашением сторон, но регламентирована законом (например, абз. 10 п. 2 ст. 37 закона «Об электроэнергетике» от 26.03.2003 № 35-ФЗ и т. д.). Итак, факт неправильного определения меры ответственности за неисполнение договорных обязательств не является сам по себе основанием для отказа в иске (например, решение АС ХМАО-Югры от 08.12.2016 по делу № А75-13484/2016).

ВАЖНО! Уплата предусмотренных ст. 317.1 ГК РФ процентов — это вознаграждение за пользование предоставленными деньгами, а не мера ответственности за нарушение обязательств по договору. 

В связи с этим при рассмотрении требования о взыскании процентов суду надлежит изначально выяснить, требует истец взыскания платы за пользование его деньгами или же применения меры ответственности за нарушение договора иной стороной. Начисление с начала просрочки процентов по ст. 395 ГК РФ не оказывает влияния на начисление процентов по ст. 317.1 ГК РФ (п. 53 ППВС № 7).

Расчет суммы неустойки

Основные принципы расчета неустойки таковы:

  • Начисление суммы производится до наступления факта исполнения обязательства. При этом день, когда обязательство было исполнено, также включается в расчетный период (п. 65 ППВС № 7). В связи с этим следует учитывать, что сумма неустойки, указанная в решении суда, не является окончательной и актуальна только на момент вынесения судом такого решения. Ее дальнейшее начисление (при отсутствии максимального предела или решения суда о ее уменьшении до определенного размера) продолжается и на этапе исполнительного производства — до момента исполнения обязательства.
  • Если законом или договором регламентирован предельный срок, в течение которого она может начисляться, или ее максимальная сумма, расчет производится до достижения названных пределов.
  • Если не установлено иное, в случае расторжения договора при прекращении обязательства исчисление неустойки также завершается в этот момент (п. 66 ППВС № 7). Следует учесть, что истечение срока действия соглашения сторон не означает само по себе прекращение всех обязательств по нему, в т. ч. и по уплате неустойки.
  • Если договором предусмотрена неустойка за невыполнение обязательств, относящихся к результатам завершения основного обязательства, то условие о неустойке сохраняет свою силу и после прекращения основного обязательства (п. 67 ППВС № 7). 

ВАЖНО! Если стороны предусмотрели исполнение обязательств по частям, то в связи с этим неустойка должна исчисляться не от всей суммы договора, а только от стоимости тех частей, в отношении которых была допущена просрочка (см. определение ВС РФ от 06.10.2016 № 305-ЭС16-7657). 

Уменьшение неустойки: основные правила

Когда сумма неустойки очевидно не соответствует масштабам возникших последствий несоблюдения договорных обязательств, суд может снизить ее размер (п. 1 ст. 333 ГК РФ).

При этом суды указывают, что оценка неустойки на предмет ее несоразмерности последствиям производится по внутреннему убеждению суда с учетом обстоятельств каждого конкретного дела, т. к. четких критериев для этого законодательством не предусмотрено (см. решение Автозаводского райсуда г. Тольятти от 17.10.2016 по делу № 2-11784/2016).

Обязанность по доказыванию обстоятельств, которые могут послужить основаниями для снижения неустойки, возлагается на сторону, ходатайствующую о таком снижении (см. постановление 8-го ААС от 27.12.2016 по делу № А46-7479/2016).

Реализуя данное правомочие, суды не стеснены условиями договора о максимальном или минимальном размере неустойки (п. 70 ППВС № 7). Если неустойка согласно условиям договора состоит из штрафа и пеней, то оценка ее соразмерности возникшим последствиям производится на основе суммарного размера такого штрафа и пеней (п. 80 ППВС № 7).

Снижение неустойки по инициативе суда — возможно ли это{q}

Основаниями для снижения размера неустойки могут быть, например, такие:

  • значительное превышение суммы неустойки над суммой ущерба (например, решение Октябрьского райсуда г. Барнаула от 31.05.2016 по делу № 2-1040/16);
  • чрезмерно большой процент неустойки;
  • малая длительность неисполнения обязательства (см. решение Копейского горсуда Челябинской обл. от 12.10.2016 по делу № 2-2940/2016) и т. д. 

Не могут сами по себе приниматься как основания для снижения неустойки следующие доводы должника (абз. 4 п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81, далее — ППВАС № 81):

  • о его тяжелом финансовом положении:
  • нарушении обязательств перед самим должником со стороны его контрагентов;
  • существовании долговых обязательств перед иными лицами;
  • наложении ареста на его имущество;
  • неоказании финансовой поддержки со стороны бюджета;
  • возращении суммы долга на дату рассмотрения спора;
  • выполнении ответчиком социально значимых функций;
  • существовании у ответчика обязательства по выплате процентов за пользование денежными средствами и т. д. 

Суды отмечают, что довод об отсутствии у кредитора ущерба (или недоказанность его нанесения), вызванного нарушением другой стороной своего обязательства по договору, не может быть рассмотрен как основание для снижения неустойки (см. постановление 8-го ААС от 15.12.2016 по делу № А81-3174/2016).

Хотя кредитор и не обязан доказывать возникновение у него убытков в связи с ненадлежащим исполнением обязательства второй стороной, он обладает правом представить суду доказательства того, какие последствия влекут аналогичные нарушения обязательства для него (п. 74 ППВС № 7).

Снижение неустойки, уплата которой возложена на хозяйствующий субъект, возможна только при наличии соответствующего ходатайства такого хозсубъекта (п. 71 ППВС № 7). Форма ходатайства может быть любой.

В т. ч. названные положения применимы в ситуациях, когда разрешаются споры, касающиеся возможности снижения неустойки за неисполнение обязательств по договорам займа, сторонами по которым выступают граждане (см. определения КС от 15.01.2015 № 6-О и № 7-О).

Для сравнения: снижение неустойки, когда должником является лицо, не занимающееся приносящей доход деятельностью, суд правомочен осуществить в т. ч. и по собственной инициативе, т. е. даже в отсутствие ходатайства ответчика, если будет выявлена явная несоразмерность неустойки и возникших последствий нарушения договорных обязательств.

https://www.youtube.com/watch{q}v=-MONmQJ3qoo

Как видно, в настоящий момент законодатель и правоприменитель разграничивают споры о снижении сумм неустойки с участием субъектов предпринимательской и иной приносящей доход деятельности и с участием лиц, такой деятельностью не занимающихся (ср. абз. 2 п. 1 ППВАС № 81 и п. 71 ППВС № 7). 

, , , ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Adblock detector